20:46 

Давно я пасту с двачей не постил

Laplace no Ma
В детстве можно всегда лезть в драку, прыгать с тарзанки и гонять на велосипеде быстрее всех, ежегодно ломая себе что-нибудь. А можно обходить хулиганов стороной и вообще предпочитать телевизор.
В 15 тебе будет наплевать, что у Васи был круче велосипед и все окрестные пацаны его боялись. 15 лет уже, взрослые люди, к чему этот детсад.

В школе можно учиться на одни пятерки, учить химию и писать сочинения про Онегина, действительно размышляя о мотивах главных героев. А можно обойтись шаблонными фразами, домашку списать и закончить четверть как максимум без троек.
В 18 лет внезапно выяснится, что с полным трояков аттестатом можно поступать хоть в МГУ, всем пох*й. Школа она и есть школа, все ее заканчивают.
В институте можно ходить на все лекции и семинары, записаться на три интересных спецсема, выбрать клевого научника и двигать с ним что-нибудь актуальное, тусуясь на конференциях. Можно выебать всех клевых однокурсниц, ездить в Крым автостопом, отвисая с хиппанами в Лисьей Бухте, основать митол-группу и записать альбом.
А можно сидеть в интернетах и контре по ночам, пить пиво с такими же задротами, никуда не ходить, ботать экзамены в последнюю ночь и получать свой законный трояк. “Обзор существующих методов…” сойдет за тему диплома, потерять девственность по пьяни поможет подвернувшаяся каракатица а соседи по общаге сойдут за друзей.
В 25 тебе на все это будет наплевать. Какая разница, кто там чего делал в институте, взрослые люди уже. Наука все равно в сраном говне, альбом сведен криво и стыдно даже показывать, меряться количеством баб в таком возрасте уже как-то и не принято.
Можно основать свой бизнес, несколько лет тыкаясь по углам и получая опыт, о котором нигде не прочитаешь. Можно рвать задницу в офисе, доказывая, что это ты самый умный, это тебя нужно повысить и дать тебе большую машину, а то и вовсе отправить в головное отделение за бугор. Можно следить за собой, хорошо одеваться, назначать свидания, искать ту идеальную тян, с которой хочется прожить до конца.
А можно стать программистом, получать хорошие деньги и кое-как отрывать задницу перед дедлайном. Ходить в застиранной майке, не бриться неделями, запивать изжогу вискарем с колой, считать всех окружающих тупым быдлом. Бабло есть, напрягаться не нужно. Какая-нибудь относительно не страшная девка неожиданно полюбит тебя и станет терпеливо ждать, когда же ты наконец слегка созреешь для семьи. Можно и жениться, от скуки.
В 45 на все это будет наплевать. Мало ли, у кого там что было по молодости, сейчас кто не спился и жив тот и молодец, Чуть меньше денег, чуть больше, не важно уже, лишь бы был кто рядом.
Можно расшибаться ради своей цели, идти вперед, учиться, въе*бывать, пока говно из ушей не польется и в конце уже добиться того, чего хотел. А можно спокойно прожить всю жизнь на отъе*бись, ища обходные пути и по привычке чувствовать себя крутым умным лайф-хакером. В старости всем на это пох*й. Лишь бы не болело ничего.


Я думаю, у каждого или у каждой
есть что-то вроде навозной лопаты,
которой в моменты стрессов и
неприятностей вы начинаете копаться
в себе, в своих мыслях и чувствах.
Избавьтесь от нее. Сожгите ее.
Иначе вырытая вами яма достигнет
глубин подсознания, и тогда по ночам
из нее будут выходить мертвецы.
Пролог.

Наверное, я не поверю вам, если вы скажете, что хорошо помните свою жизнь до знакомства с ней. Хотя память каждого человека устроена по-своему, поэтому я не говорю «не может быть». Я думаю человек не знает о ней примерно до четырех лет, кто-то меньше, кто-то больше (Что значительно реже), и это пожалуй самое счастливое время в жизни человека, хотя никто так не думает. Но поверьте мне, это именно так. В моей памяти это время есть, но оно сложено редкими отрывками, как слишком высокие деревья, торчащие из тумана, нависшего над лесом. Я пытался представить себе человека, не знакомого с ней, но я полагаю, вы согласитесь со мной, если я скажу что таких людей не существует, не существовало и скорее всего никогда не будет существовать. Даже если создать все условия, чтобы человек никогда не знал и не встретил ее, он все равно познакомится с ней. Просто от скуки. Что я могу сказать, если у вас когда-нибудь будет ребенок, сделайте все что будет в ваших силах, чтобы оттянуть их встречу. Оттянуть, ибо избежать ее невозможно.
Глава 1. Знакомство.

Вспомните вашу первую неудачу, неприятность, поражение или, что-то еще, что оставило первый негативный отпечаток в вашей жизни. Вспомните этот момент, ибо это была ваша первая встреча с ней. Маленькая пластмассовая красная лопатка. А может зеленая, желтая или синяя. Вы нашли ее вместе с первым осознанием того, что не все в этом мире будет так, как вам того хочется. Я могу сказать, что вам сильно повезло, если вы нашли ее в тот момент, когда поняли, что девочка из соседнего дома вами абсолютно не интересуется, в то время как вы каждую ночь отправляетесь с ней в мир ваших цветных фантазий. Это самое безобидное знакомство, потому что порой случается так, что будучи ребенком, случается что-то настолько ужасное, что вместо красной лопатки вы встречаетесь с десятитонным экскаватором. Я знал одного мальчишку, на долю которого выпало это испытание. Я никогда и никому не пожелал бы такого… Ну а если все в вашей жизни относительно благополучно, наступает момент, когда вы на какой-то период забываете о ней. Иногда жизненные обстоятельства складываются так, что вы вновь держите ее в руках, но использовать ее по назначению вы начнете позже. Правильнее будет сказать, что вы пытаетесь ее использовать всегда, но получаться у вас станет только с того возраста, когда вы научитесь анализировать свое поведение и начнете ощущать свой внутренний мир. Я долго пытался вспомнить свое знакомство с ней, иногда мне казалось, что я вспомнил, но потом я понимал, что к этому времени я уже был с ней знаком. Наверное это был тот момент, когда на меня упало стекло от книжного шкафа. У меня до сих пор на переносице шрам, напоминающий мне, каким я был глупым в детстве, хотя я почему-то вспоминаю об этом с улыбкой. Да, пожалуй это был тот самый момент.

Глава 2. Первый сантиметр.

А вы знаете, что она тоже живая? Представьте себе. Она растет вместе с вами, словно бородавка на щеке. И из красной маленькой лопатки, превращается сначала в лопату с укороченным черенком для подростка, а потом в полноценную лопату, когда вы уже чувствуете себя взрослым. Сложно сказать, когда и по какой причине вы впервые воткнете штык в почву вашего подсознания. Может быть в четырнадцать из-за неразделенной любви (хотя какая к чертям любовь в четырнадцать то лет), может быть и раньше из-за вечных унижений от родителей, одноклассников или кого-то еще. Может быть по какой-то третьей причине. Мне, как я считаю, не повезло. Наверное лет в пятнадцать или шестнадцать у меня начали появляться отдельные и, на тот момент, не связанные мысли о чудовищной омерзительности мира, в котором я живу. Потом, чуть позже, я начал понимать, что я единственный, из всех окружающих людей, вижу и понимаю эти вещи, и что я вообще не такой как они. Результатом всего этого стало то, что к семнадцати годам в моей голове сидела сложенная воедино идея (тогда еще не сильно развитая, но идея) об этом болоте, в коем мы живем. Но все-таки, согласитесь промежуток в два года это слишком неточно, для такого вопроса. В этом и заключается мое невезение, я не заметил момента, когда начал копать. Это случилось незаметно и теперь мне уже, по всей видимости не упомнить точного времени. Скажите, что вы начинаете делать, когда случается какая-нибудь неприятность, или когда по какой-либо причине вы впадаете в стресс или депрессию? Подолгу сидите, уставившись в плинтус, не видя его. Я уверен, что так оно и есть. Вы сидите и копаете свою яму не щадя сил. Вы сидите, смотрите на плинтус и спрашиваете себя – Как такое могло случиться? Почему я не предотвратил это? Или – Зачем я так поступил? Что мне теперь делать? Список можно продолжать вечно, но важно то, что под вашими ногами уже формируется форма той ямы, из которой вам в будущем предстоит как-то вылезать. Что случилось, то случилось. Что было, то прошло. Все мы знаем эти, затертые веками, сказанные сотнями тысяч уст (а может и миллионами), фразы, но увы очень немногие умеют поставить их во главу своих принципов жизни.
Глава 3. Мины и Сокровища.

Все мы копаем на свой манер и по обстоятельствам. Кто-то столь быстро, что через месяц его уже нужно искать с киловаттным фонарем, а кто-то может умереть от старости не запачкав колен. Все зависит от нашего характера, внутренней твердости ну и от того, как складывается наша жизнь, само собой. Бывают люди, на которых жизнь регулярно проводит тренировки своих сокрушающих ударов, но они царапая зубами камни, идут дальше закинув лопату за спину и достают ее лишь для того, чтобы отбиться от тех ударов, от которых вообще возможно отбиться (я не знаю, как у них получается использовать ее для этих целей). В противоположность им я представляю себя, и всех таких как я. Наше подсознание как песок, а песок, как известно, - мечта копальщика. В некоторых случаях в нем можно утонуть вообще не притрагиваясь к лопате. Наше подсознание очень многослойно, как и земля, и в нем зарыто очень много тех качеств, о которых мы даже не догадывались. Иногда хороших, иногда плохих, а порой и очень плохих. Я никогда не думал, что могу быть таким хладнокровным скептиком, каким я сейчас являюсь. Я помню себя, пылкого и порой принимающего не совсем обдуманные решения (а иногда и совсем необдуманные), живущего, любящего и не подозревающего, что в будущем ему придется смотреть вверх, чтобы увидеть такой далекий круг света. Вы копаете все глубже, и в какой-то момент понимаете, что люди кругом совсем не такие как вы. Они кажутся вам как будто инопланетянами, вы чувствуете себя чужим среди них. Я очень хорошо прочувствовал этот момент и думаю что многие знают, что я имею ввиду. Почему так происходит? Что меняется в них (а на самом деле в нас)? Может все из-за того, что, стоя в своей яме, вы смотрите на них снизу вверх? Подумайте над этим. Многим на этой стадии их внутреннее положение кажется комфортным и уютным, их яма словно землянка в которой можно посидеть, укрывшись от порывов ветра, которыми жизнь щедро снабжает нас. И как только случается какая-то неприятность, человек тут же уходит в себя, прячась в свою землянку. Но в этой жизни, как известно, за все приходится платить. Платой за землянку служит то, что укрывшись в ней, вы начинаете усиленно копать дальше. Я очень хорошо помню этот период в своей жизни. Задним умом я понимал, что это не правильно, но так мне было удобнее и теплее. Подумать только, как порой мы бываем глупы… Вы платите за землянку, и это продолжается пока вы не доходите до следующего периода раскопок.

Глава 4. Земля.

В этом мире есть две вещи, которые могут возвысить вас над своей ямой на какое-то время. Одной из этих вещей является любовь. Да, да, именно любовь. Не зря говорят, что любовь дарит крылья, так оно и есть на самом деле. Но многие забывают об одной очень важной, нет даже самой важной вещи – любовь не есть решение проблемы. Любовь не закопает вашу яму, пока вы гуляете под ручку с предметом своего обожания, она только возвысит вас над ней. Возвысит, только и всего. И ваша главная задача – сколотить щит, чтобы накрыть ту дыру из которой вы взлетели, словно ракета из шахты. Ведь даже самая сильная любовь, даже та, которая кажется вам вечной и нерушимой, как Советский Союз, все равно иссякает. И вместе с этим вы вновь падаете в свою родную, созданную годами и такую ненавистную яму. Падаете и, открыв глаза, лицезреете в своей руке знакомый инструмент. За работу, Господа! Вы наверное хотите услышать о второй вещи? Что ж, вторая вещь, разрушающая законы Ньютона, правда не так сильно как первая – это вера. Вижу удивленные взгляды закаленных ветрами атеистов, и агностиков с формулами на ушах. Да, я тоже агностик, я тоже предпочитаю верить в уравнение Шредингера, нежели в Бога, но нам нужно понять одну вещь. «Поймите же! Барон Мюнхгаузен славен не тем, что летал или не летал, а тем, что не врет!» Г.Горин. Так и религия, она важнее не потому что Бог есть или его нет, а потому что она дает человеку то, чего он не получит нигде больше. Те кто хоть раз были в церкви, мечети или синагоге поймут меня. Когда вы заходите туда, вам кажется, что на душе становится легче, словно кто-то поднимает груз всех тех невзгод и проблем, что на вас были. Чепуха полнейшая, на мой взгляд, но черт побери, это ведь действует! А раз это действует, то неча отпираться, давайте использовать. Поэтому, будь я на вашем месте, я бы подумал, а не посетить ли мне церковь? Быть может именно это даст мне хоть немного подняться и сотворить барьер на своей норе? Может, стоит просто слепо поверить? Если есть хоть какой-то шанс, то грешно им не воспользоваться, разве нет? Однако, все это имеет свои границы. Есть одна переломная точка, после которой, все вышесказанное – любовь и вера(хотя может на веру это и не распространяется, кто знает) станет для вас недоступно. Мне сложно объяснить наступление этой точки в реальности, но метафорически, это тот момент, когда вы докапали до такой глубины, что перестаете видеть то, что над землей. Куда бы вы не повернулись, куда бы не посмотрели, всюду вы будете видеть одно и то же – землю. Любовь по-прежнему сможет вызволить вас, но дело в том, что это очень сложно – влюбиться, когда кругом ничего, кроме черной сырой земли. Может конечно случиться и так, что он или она заглянет в вашу яму и протянет вам руку, но это я назвал бы чудом. А чудеса, как известно, имеют обыкновение происходить очень редко и только с самыми удачливыми(«фортунатыми», как я называл их в детстве, от слова fortune(фортуна, удача – англ.)). Чаще всего люди начинают принимать себя за асексуалов, когда закапываются до такой глубины. Вы просто перестаете обращать внимание на противоположный пол(я не рассматриваю здесь гомосексуалистов). И ваше спасение только в том, чтобы кто-то нашел вас. Ну очевидно, что дамы имеют куда больший шанс на чудо, нежели господа. Хотя дамам все же не стоит обольщаться, ведь чем вы глубже закопались, тем меньше внимания вы уделяете тому, как вы выглядите. К своему огорчению, сообщу вам, что для меня эта стадия уже позади…
Глава 5. Мрак души человеческой.

Здравствуйте, Господа! Вы нашли меня. Да, я именно тут, и знали бы вы, как я рад, что вы меня навестили. Вам покажется это место весьма неуютным, но это только на первое время, я уже привык. У вас есть фонарь? Что ж…печально, я надеялся что будет, ведь я уже почти забыл, как выглядит свет. Кстати повод копнуть еще пару раз, или три раза…да, жаль что вы без фонаря. Очень жаль. Ох, да я уже шестой раз втыкаю эту поганую лопату. Надо остановиться. Знаете, я постоянно думаю, что надо что-то менять. И самое смешное, что когда я об этом думаю, я сам не замечаю, как копаю дальше. Замкнутый круг выходит, да? Когда думаешь о том, как вылезть, закапываешься дальше, а если не думать, то и изменить ничего не получится. Люди очень недооценивают серьезность того, что они делают, копая свою траншею. Почему я в свое время не пошел к психологу? Потому что эта идея показалась бы мне смешной. Или потому что мне не хотелось рассказывать все врачу. Какой же я дурак… Мне кажется, когда человек докапывает до той глубины, куда уже не проникает свет, он впервые задумывается о самоубийстве. Я пытаюсь вспомнить как и откуда мне впервые пришла мысль о суициде, но все мои попытки приводят к тому, что она возникла как-то само собой из ничего. Я помню что подумал – «А ведь это действительно выход, взять и закончить все разом». Если в вашу голову пришла такая же мысль, знайте – так может думать лишь человек, лишенный света. Я думаю с этой глубины уже невозможно вылезти самостоятельно. Мало того, порой даже помощь врачей бывает уже бессильна. Человек совершает попытку, его спасают и он пытается снова. Все верно, ведь чем еще можно заниматься, когда кругом земля – либо копать, либо пытаться убить себя. Смерть, только смерть освободит нас отсюда. Неудивительно, что мир кажется нам тюрьмой или клеткой – в такой яме очень сложно чувствовать себя птицей в ясном небе, не так ли? Мы узники тюрьмы, построенной нами и состоящей из нас. Да, нам кажется, что это внешний мир является клеткой, а все попросту этого не замечают. Но я подумал, а если выпустить меня в чистое поле или лес и сказать – делай что хочешь, разве мне станет от этого легче или границы моей тюрьмы расширятся? Вовсе нет. Значит – дело в нас самих. А тем временем работа не останавливается ни на секунду. Наш рабочий день не ограничен. Никакого обеда и отдыха. Мы рабы.

Глава 6. Мертвецы.

Говорите шепотом. Вы слышите шорох? Они идут. Они всегда выходят по ночам. Нет, не надейтесь услышать клич петуха. На этой глубине день – это прекрасный миф. Сказка, которой можно погреться, когда становится совсем страшно. И не рассказывайте мне небылиц про яму, я знаю, я тут родился и всегда был здесь, хоть я и не помню своего детства. Я вообще мало что помню. Они крепко отшибают память. Да и какое к чертям это имеет значение? Прячьтесь. Вот что главное здесь. Они не должны нас найти. Иначе будет плохо. Очень плохо. Поверьте, тьма и одиночество, это самое безобидное что можно себе представить. Не дай бог вам оказаться в таком месте как это. Ах да, я ведь не сказал вам, где вы собственно находитесь. Честно говоря одного определенного названия у этого места нет, но вы сразу уловите суть. Это кладбище, склеп зовите как угодно. А я…вы знаете, то что я двигаюсь, разговариваю это ведь совсем не значит, что я жив, правда? Они вон тоже двигаются, но они то уж точно не живые. А я вот не знаю. Я вроде о чем-то могу думать, но живым меня уже не назовешь. Знаете у меня есть мечта. Я грежу о ней постоянно. Она называется самоубийство или суицид, вы слышали о таком? Жаль только, что она не сбыточная…наверное. Ладно, пойду спать. Большую часть времени я сплю. Или просто сижу и ничего не делаю. Ведь ничего и не хочется… Я не достиг этой стадии. Я сделаю все, чтобы никогда ее не достигнуть. Если придется, лучше умереть. Действительно лучше. Вы погружаетесь во тьму. В полную апатию. Мы мечтаете о суициде, но никогда не совершите его, потому что вы не хотите ничего делать. Все окружающее отодвигается на второй план и уже ничего не представляет для вас ценности. Вы живы как человек, но мертвы как личность. Яма, дыра, нора, траншея…а теперь ее можно назвать могилой. Могилой вашей души. Психологи, психиатры, любовь, вера – это все бесполезно даже если слить их вместе. Этим можно лечить душу, но не воскресить ее. Внутри вас пусто. Вы больше не в состоянии чувствовать. Ведь уже нечем. Дело сделано, могила вырыта, душа погребена, засыпана, камень поставлен. Теперь ваш удел – сидеть у камня оставшуюся вечность и оплакивать. Оплакивать, закрыв лицо руками, и чувствовать жжение, когда слезы попадают на мозоли, натертые вашей лопатой. Той самой, которая была когда-то красной и пластмассовой и не сулила никаких бед.
Эпилог.

Наверное у каждого из нас есть старый альбом с фотографиями, где запечатлено наше детство и юность. Пролистайте его. Посмотрите на себя и вспомните, какой была ваша яма в то время. Это даст вам оценку того, как и насколько вы успели себя разрушить. Мне не пришлось искать альбомов, я смотрю фотографии трехлетней давности и ужасаюсь. Как я мог так поступить с собой, скажите мне? Как я мог за каких-то три года практически похоронить себя. У меня нет ответа. Не будет его и у вас, если вы уподобитесь таким как я и будете слепо рыть, повинуясь всем жизненным поворотам. Вы не успеете оглянуться, как окажетесь настолько глубоко, что надежды на то что вы сможете выбраться будут таять на глазах. Поверьте мне на слово. Что же касается меня, я не буду сдаваться. Я не буду гнить в своем колодце и видеть как годы просачиваются словно песок сквозь пальцы. Да, возможно я опоздал на свой поезд, но я буду бежать за ним по рельсам. Будет сложно, но я не остановлюсь. Я не стану оборачиваться и более никогда не возьму в руки того, что лишило меня чувств и свободы. Я выберусь, чтобы увидеть солнце, такое яркое и теплое, как в моих мечтах. Выберусь, чтобы найти ту единственную, кто заставит мою душу вспомнить, что такое любовь. Я выберусь…

@темы: Копипаста

URL
Комментарии
2014-06-09 в 22:02 

Неправда! Все дети помнят себя с рождения! Это доказано!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Меж бесконечностью миров...

главная